Уголовная ответственность за легализацию (отмывание) доходов, полученных преступным путем (ст.ст. 174, 174.1 УК РФ)

Дата: 06.12.2013

     Актуальность борьбы с легализацией преступных доходов в России, как и во всем мире, не снижается, поскольку это явление по-прежнему не только препятствует стабильности экономических отношений, но и дискредитирует политическую систему страны, затрудняет возможность эффективно управлять всеми процессами в обществе.
     Противодействие развитию теневой экономики - многогранная проблема, требующая комплексного подхода. В первую очередь это относится к законодательному закреплению средств воздействия на лиц, совершающих правонарушения и преступления в этой сфере. Важным является проявление политической воли органов власти всех уровней на создание условий, делающих легализацию преступно нажитого экономически не выгодной.
     Использование терминов «легализация» и «отмывание» в качестве синонимов в отечественном законодательстве является вполне оправданным, поскольку первый из указанных терминов наделен правовым содержанием с национальной точки зрения, в то время как второй демонстрирует его синонимичность с международно-правовой терминологией.
     Ответственность за преступления, предусмотренные статьями 174 и 174.1 Уголовного Кодекса Российской Федерации (далее УК РФ), имеет не только национальное, но в большинстве случаев и транснациональное значение, поскольку действия, подпадающие под признаки указанных законов, позволяют ввести в легальный оборот денежные средства и иное имущество, полученное в результате преступной деятельности. При этом преступление, в результате которого получается имущество, может быть совершено на территории одного государства, а легализация полученного преступным путем дохода может осуществляться на территории другого государства, либо быть связана с перемещением денежных средств за границу. Значительная часть незаконных, в том числе преступных, доходов используется преступными сообществами для расширения теневого и криминального предпринимательства, вывоза капитала за рубеж. Кроме того, значительная часть легализованного имущества вновь возвращается в преступную сферу, поскольку зачастую становится источником финансирования деятельности экстремистских формирований, организованной преступности и терроризма.
     Именно поэтому проблема противодействия легализации преступных доходов находит отражение на международном уровне. В рамках поиска эффективных способов предотвращения отмывания доходов от преступной деятельности принят целый ряд международных конвенций. Прежде всего это Конвенция об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности от 08.11.1990.
     Несмотря на то, что указанная Конвенция после ее ратификации вступила в силу для России с 01.12.2001, уже в первоначальной редакции УК РФ 1996 года была предусмотрена норма об ответственности за легализацию. Однако первоначальная редакция ст. 174 УК РФ породила значительные трудности в правоприменении. Основной особенностью первой редакции нормы являлось определение предмета посягательства как денежных средств или иного имущества, приобретенного заведомо незаконным путем. Исходя из указанной формулировки под признаки преступления, предусмотренного ст. 174 УК РФ, подпадало не только имущество, добытое преступным путем, но и полученное в результате административного правонарушения, недействительных гражданско-правовых сделок, которые признаются незаконными. Это противоречило элементарной логике и принципам правовой ответственности.
     Кроме того, в практике значительные трудности вызвало определение субъекта преступления: следует ли привлекать к ответственности лиц, которые способствуют легализации имущества, полученного другими лицами в результате незаконной деятельности.
     В результате произошло разделение нормы об ответственности за легализацию преступных доходов в зависимости от субъекта: ст. 174 УК РФ предусматривала возможность привлечь к ответственности за легализацию имущества, приобретенного преступным путем другими лицами, а ст. 174.1 УК РФ - за легализацию имущества, ранее приобретенного в результате совершения преступления самим субъектом.
     Помимо этого новая редакция устранила неясность в отношении предмета преступления, обоснованно сузив его до преступно приобретенного имущества, а также установила минимальный стоимостной порог легализации, предусмотрев возможность привлечь к ответственности только за совершение финансовых операций от сделок в крупном размере.
     Еще одним ограничением предмета легализации послужило введение в диспозицию ст.ст. 174 и 174.1 УК РФ исключений - преступлений, в результате совершения которых не может быть получено легализуемое имущество (ст.ст. 193, 194, 198, 199 УК РФ).
     Нововведением явилось также указание на наличие обязательной цели -придание правомерного вида владению, пользованию и распоряжению легализуемыми денежными средствами или иным имуществом.
     Статьи 174 и 174.1 УК РФ еще несколько раз подвергались реформированию, последнее из которых осуществлено Федеральным законом от 28.06.2013, которым был повышен порог крупного размера для данных преступлений до 1 млн. 500 тысяч рублей, а особо крупного до 6 млн. рублей.
     Следует подчеркнуть, что общественная опасность указанных преступлений повышается по сравнению с иными преступлениями в сфере экономической деятельности в связи с тем, что легализация денежных средств или иного имущества не только позволяет ввести в гражданский оборот имущество, добытое преступным путем, но и завуалировать преступный способ приобретения имущества, создав видимость его законного происхождения.
     Квалификация действий по указанным статьям возможна в том случае, если виновный действовал с прямым умыслом.
     Прямой умысел при легализации означает, что лицо, совершая финансовые операции или сделки с денежными средствами или иным имуществом, заведомо приобретенными преступным путем, осознает общественную опасность и противоправный характер своих действий, предвидит общественную опасность своих действий и желает их совершить.
     При этом лицо должно знать, а не предполагать о преступном происхождении денежных средств или имущества, о конкретных, но не обязательно всех, фактах преступной деятельности по их получению.
     Наличие у лица умысла на придание правомерности владению, пользованию и распоряжению имуществом, полученным преступным путем, при его сбыте или приобретении товаров необходимо устанавливать в каждом конкретном случае, исходя из материалов уголовного дела.
     В случае, если лицо передает имущество, полученное им преступным путем, другому лицу, не осведомленному о его криминальном происхождении, с поручением использовать такое имущество в законной экономической деятельности, то, при наличии у первого лица умысла на отмывание преступных доходов, оно должно нести ответственность по ст. 174.1 УК РФ. Второе лицо, как не осведомленное о преступном происхождении имущества, должно освобождаться от уголовной ответственности.
     Сам факт совершения финансовой операции или иной сделки либо использование приобретенных от преступления доходов в предпринимательской или иной экономической деятельности не должен считаться легализацией, если при этом отсутствует признак «придания правомерного вида» приобретенным доходам. Суть легализации для преступника заключается в том, чтобы предпринять все усилия, направленные на затруднение выявления преступного происхождения денежных средств или иного имущества (доходов) и создание для себя или иных лиц таких условий владения, пользования или распоряжения ими, которые позволяют считать эти доходы приобретенными правомерным путем.
     По уголовным делам о легализации доходов, полученных в результате совершения преступления, определяющим является принятие мер по выявлению этих доходов и реальное их изъятие с целью взыскания причиненного потерпевшим ущерба или обращения в доход государства, несмотря на преобразование этих доходов во что-то новое. Обвиняемый должен быть лишен того, что он присвоил себе или мог использовать в результате совершенного преступления.

© 2003-2017 Прокуратура Кемеровской Области
Все права защищены
Производство: Интернет Квартал
Дизайн: Студия Алексея Лобура