Реабилитация в уголовном судопроизводстве

Дата: 30.12.2013

     С момента вступления в силу Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации (далее - УПК РФ) единственные существенные изменения в институт реабилитации были внесены Федеральным законом от 1 июля 2010 № 144-ФЗ. Однако нормативная стабильность рассматриваемого института не означает, что проблем в применении его норм нет. Упорядочению практики, несомненно, в настоящее время также способствует Постановление Пленума Верховного Суда РФ (далее - Пленум) от 29 ноября 2011 № 17 «О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве».
     Анализ текста документа позволяет прийти к выводу, что содержащиеся в нем разъяснения направлены на укрепление гарантий прав личности. Таковы, например, положения о возникновении права на реабилитацию и возмещение вреда в случае возбуждения уголовного дела или продолжения уголовного преследования после возникновения или установления обстоятельств, которые исключают право на реабилитацию (абз. 2, 3 п. 5 Пленума); о компенсации оплаты юридической помощи всем защитникам, оказывавшим ее, и об отнесении к имущественному вреду не только расходов, понесенных в ходе уголовного преследования, но и при устранении «последствий незаконного или необоснованного уголовного преследования, включая затраты на возмещение расходов, связанных с рассмотрением вопросов реабилитации, восстановления здоровья и других» (абз. 3, 4 п. 15 Пленума); о праве наследников требовать возмещения имущественного вреда, причиненного реабилитированному, в случае его смерти и о включении в состав наследства компенсации морального вреда, присужденной реабилитированному, но не полученной им при жизни (п. 24 Пленума) и др. Тем же целям служат положения Постановления Пленума, восполняющие пробелы регламентации (например, содержащиеся в п. 8, посвященном праву на реабилитацию по делам частного обвинения).
     Пленум обратил внимание судов на возможность реабилитации и возмещения вреда по делам данной категории, если имело место оправдание или прекращение уголовного преследования по основаниям, указанным в ч. 2 ст. 133 УПК РФ, в апелляционном, кассационном, надзорном порядке или в связи с новыми или вновь открывшимися обстоятельствами (п. 8), то есть только в тех случаях, когда в порядке судебного контроля отменено незаконное и необоснованное первоначальное обвинительное решение по делу частного обвинения. Рекомендация Верховного Суда вполне правомерна, поскольку инициатором уголовного преследования по этой категории дел выступает частное лицо, и ответственность государства возможна только в случаях принятия незаконных решений должностными лицами и органами, действующими от его имени.
     Представляется, что помимо ответственности государства при реабилитации по делам частного обвинения возникает и ответственность частных обвинителей, инициировавших уголовное преследование. Однако этот вопрос не имеет нормативного регулирования и не отражен в рассматриваемом Постановлении. Судебная практика идет по пути взыскания денежной компенсации морального вреда с частного обвинителя в случае вынесения оправдательного приговора.
     Положение, направленное на устранение пробела, имеющегося в УПК РФ, содержится также в п. 3 Постановления Пленума. Норма п. 4 ч. 2 ст. 133 УПК РФ допускает частичную реабилитацию осужденного в случаях полной или частичной отмены вступившего в законную силу обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела по реабилитирующим основаниям. Пленум рекомендовал признавать право на частичную реабилитацию, когда уголовное преследование в отношении лица прекращено по указанным в ч. 2 ст. 133 УПК РФ основаниям в части предъявленного ему самостоятельного обвинения.
     В п. 4 Пленума предусмотрено исключение из общего правила, согласно которому, если преступные действия лица переквалифицированы или из его обвинения исключены квалифицирующие признаки, ошибочно вмененные статьи при отсутствии идеальной совокупности преступлений либо в отношении которых приняты иные решения, уменьшающие объем обвинения, но не исключающие его, а также, если мера наказания, примененная в отношении его, снижена вышестоящим судом до предела ниже отбытого, у данного лица не возникает права на реабилитацию. Исключением Пленум назвал тот случай, когда указанным лицам при этом был причинен вред, например, при отмене меры пресечения в виде заключения под стражу в связи с переквалификацией содеянного с ч. 1 ст. 111 УК РФ на ст. 115 УК РФ, по которой данная мера пресечения применяться не могла. В этом случае вопросы, связанные с возмещением указанного вреда, разрешаются в порядке, предусмотренном гл. 18 УПК РФ.
     В п. 21 Постановления Пленум воспроизвел нормы ст. 151 ГК РФ об обязанности суда при определении размера денежной компенсации за причиненный моральный вред «...учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред» и перечислил некоторые «иные заслуживающие внимания обстоятельства».
     Ключевым для определения размера компенсации причиненного морального вреда являются «индивидуальные особенности лица», обусловливающие степень физических и нравственных страданий. Содержание п. 21 Постановления Пленума также отражает сложившийся и преобладающий в практике судов подход к изложению индивидуальных особенностей лица, обусловливающих степень их физических и нравственных страданий.
     Перечисленные выше правовые положения, разъясняющие процедуру реабилитации, появились в законе не сразу - они вырабатывались на протяжении долгого времени. Однако в настоящее время можно говорить о том, что количество данных положений в законе, а также производимый ими на практике эффект обеспечили качественное изменение процедуры уголовного судопроизводства - сформирован особый, льготный правовой режим восстановления прав, нарушенных в результате незаконного и необоснованного уголовного преследования, применения мер процессуального принуждения.

© 2003-2017 Прокуратура Кемеровской Области
Все права защищены
Производство: Интернет Квартал
Дизайн: Студия Алексея Лобура